Нейродинамика

Инсульты, черепно-мозговые травмы, опухоли, операции на головном мозге могут приводить как к двигательным, так и речевым нарушениям.

Одно из таких нарушений — афазия, или утрата речи. После получения необходимой медицинской помощи, когда уже нет угрозы для жизни больного, необходимо начинать работу по восстановлению речевой функции.

 

Важно учитывать особенности жизни человека в новых условиях после произошедшей мозговой катастрофы.

Человек оказался в новой, пугающей его ситуации: он утратил движение, возможность общаться с родственниками. Конечно, ему сейчас необходима поддержка, помощь и терпение близких. Человек не может привычным способом сообщать о своих желаниях, потребностях, поэтому близким людям придётся предугадывать желания, вовремя кормить, поить, следить за гигиеной, лучше всего строго придерживаться режима дня. О том, какую пищу можно употреблять в первые дни болезни, вам скажет лечащий врач или логопед, который обследовал вашего близкого человека и оценил его способность к глотанию. Если есть сомнения относительно возможности проглатывать пищу/ выбора консистенции еды, сразу проконсультируйтесь с врачом. И даже если нет нарушений глотания неврологического характера, не кормите больного в положении лёжа и всегда проверяйте наличие остатков еды во рту.

Нарушения речи при афазии разнообразны. Даже утративший речь больной не всегда перестаёт понимать окружающих. Помните об этом и старайтесь не ограничивать общение с ним. Разговаривайте, задавайте простые вопросы, сообщайте ему необходимые сведения о семье, не обсуждайте в присутствии больного то, что может его расстроить, травмировать.

Ситуация может быть обратной, когда человек не понимает вашей речи. И в этом случае необходимо стимулировать понимание простой ситуативной речи, сопровождаемой визуальным подкреплением, образцом действия.

🔽Попросите его поднять руку вверх, дать вам ложку со стола. Спросите, хочет ли он пить (при этом можно указать на стакан/ бутылку с водой), или есть (указывая на тарелку с едой).

🔽Не стоит упрекать больного за ненормативную лексику. Эта импульсивная автоматизированная речь может появиться раньше других речевых возможностей, и с её помощью человек выражает свои эмоции. Больной слышит себя, осознаёт, что произносит «запрещённые» слова, но от переживаний произносит их снова и снова. Успокойте его, объясните, что понимаете его состояние, и найдёте возможность общаться без этих слов.

🗣️Работа по восстановлению речи в самом раннем периоде, когда больной ещё лежит в стационаре, заключается в растормаживании речи с помощью речевых автоматизмов. Под такими автоматизированными речевыми рядами понимают порядковый счёт, перечисление дней недели, месяцев года по порядку, пение любимых песен со словами, оканчивание пословиц и других устойчивых речевых оборотов. Произносите эти автоматизированные речевые ряды вместе с больным, избегая послогового копирования. В качестве растормаживания речи можно моделировать ситуации, в которых человек с речевыми нарушениями должен отвечать на вопросы словами ДА/ НЕТ/ ХОЧУ/ ДАЙ.

Самым важным принципом реабилитации речи в случае развития афазии является ранее начало коррекционной работы. На сегодняшний день практически во всех стационарах есть медицинские логопеды, и больные начинают получать логопедическую помощь в острейший период. Важно помнить о том, что такая помощь должна быть получена в самые ранние сроки!

Дальнейшая реабилитация — длительный процесс, который тоже необходимо проходить под руководством специалистов. В нашем центре вы и ваш близкий человек может пройти реабилитацию речи, а также получить консультацию по восстановлению речи в домашних условиях на основе диагностики.

Изображение от <a href=»https://ru.freepik.com/free-photo/elderly-person-being-taken-care-of-by-female-caretaker_38674375.htm#&position=0&from_view=search&track=ais&uuid=c3909467-16d3-42c5-bcc0-87d69ece6d77″>Freepik</a>

 

Пациенты, звонящие нам, чтобы записаться на триплексное сканирование сосудов головы, часто спрашивают, что именно входит в исследование – только сосуды головы, только сосуды шеи или и то, и другое? Действительно, в некоторых медицинских учреждениях существует разделение – сосуды головы и шеи там относят к двум разным исследованиям, даже не знаем, почему ;).

 

 

Мы в «Нейродинамике» придерживаемся другого подхода: сосуды головы и шеи представляют собой единую функциональную и анатомическую систему, и рассматривать их в отрыве друг от друга невозможно, во всяком случае, в контексте неврологии. Оговоримся: есть исключения, когда врачу достаточно информации только о состоянии сосудов шеи – например, при повторных исследованиях для контроля результатов оперативного лечения по поводу атеросклеротических бляшек.

Поэтому пациентам можем порекомендовать ориентироваться не только на цену, но и на фактический объем исследования. Вполне разумное желание не платить лишние деньги может привести именно к тратам на оплату уже двух исследований.
Второй вопрос, который мы стали слышать недавно, но все чаще – «Входит ли заключение в стоимость?». Конечно! Как при любом другом ультразвуковом исследовании, данные протоколируются и оформляются в виде документа, который содержит описательную часть со всеми полученными данными (структура сосудов, состояние сосудистой стенки, функциональные показатели кровотока) и непосредственно заключение – резюме, вывод из описательной части – это 2-3 фразы, которые и нужны клиницисту для понимания результата исследования. Порой приходится видеть протоколы, в которых заключение практически полностью дублирует описательную часть. В большей части таких случаев клиницисту почти невозможно понять, что же такое заключение означает – он вынужден расшифровывать результаты сам, не будучи при этом специалистом ультразвуковой и функциональной диагностики и двигаясь наугад.

Поэтому, выбирая клинику для проведения этого исследования, кроме цены в прейскуранте, стоит ориентироваться на объем исследования, качество заключения и, пожалуй, самое главное — квалификацию специалиста, которая гарантирует Вам оптимальное соотношение цены и качества.

Изображение от stefamerpik на Freepik

Поступил вопрос: почему при триплексном сканировании сосудов шеи одни врачи УЗИ проводят пациенту поворотные пробы лёжа, а другие – сидя?

Давайте разбираться. Любое исследование или функциональная проба проводится для ответа на какой-то вопрос. На какой вопрос должна отвечать столь популярная в России поворотная проба? (В других странах ее проводят не всем обратившимся и используют для этого несколько другое оборудование, но об этом далее). Поворотная проба должна отвечать на вопрос – есть ли у пациента КЛИНИЧЕСКИ ЗНАЧИМЫЕ проявления компрессионно-ротационного синдрома позвоночной артерии (еще известного как Bow Hunter Syndrome – «синдром лучника») или нет. Всё. Что же это за синдром? Как известно всем, кто не прогуливал анатомию, физиологию и неврологию в медицинском ВУЗе, позвоночная артерия кровоснабжает ствол мозга и продолжается в заднемозговые артерии, отвечающие за задние отделы мозга. Артерия эта – парная (левая и правая). Сосудистая система мозга человека организована таким образом, чтобы максимально защитить этот чувствительный к недостатку питания орган от любых рисков, связанных с «недопоставкой» и представляет собой замкнутый (в обычном варианте развития) круг. Существует большое количество вариантов строения этого круга, но в общем случае клинически они никак не проявляются, и человек может прожить с любым из них долгую счастливую жизнь.

Так вот, к синдрому лучника. Проявляется он в первую очередь головокружением, потемнением в глазах, иногда потерей сознания, а в максимально неблагоприятном варианте – инсультом в бассейне пораженной позвоночной артерии ПРИ ПОВОРОТЕ ГОЛОВЫ в сторону до крайних положений. Впервые был описан у пациента с инсультом, возникшим во время тренировки по стрельбе из лука, отсюда и получил свое название.

 

В том случае, когда у пациента обнаруживается положительная проба с поворотом головы, это должно как-то проявляться клинически – и наиболее часто — головокружением. Тем не менее, частота обнаружения положительных, а точнее — ложноположительных поворотных проб просто вызывает оторопь. «Зажатый сосуд» находят и у младенцев, и у стариков, объясняя этой причиной всё – от синдрома гиперактивности до болезни Альцгеймера. Бич XXI века, одним словом. В реальности же, по разным литературным данным, у пациентов с жалобами на головокружение удаётся выявить убедительно положительные поворотные пробы приблизительно в 10% случаев. Обращу ещё раз ваше внимание на то, что это пациенты с головокружением и нарушениями координации движений — другая неврологическая симптоматика к позвоночным артериям отношения не имеет либо имеет косвенное. Когда же человек приходит к врачу с жалобами на головную боль, утомляемость или задержку речевого развития у ребёнка, проводить поворотные пробы и тем более получать положительный результат – мягко говоря, немного странно. Таким образом, результаты проб зачастую, а точнее — в большинстве случаев просто притянуты за уши и никакого клинического значения не имеют. Хотя нет. Имеют — заводят клиницистов в тупик с постановкой диагноза.

Так почему же одни врачи проводят поворотные пробы сидя, а другие – лёжа? Просто потому, что нет никакой разницы из-за низкой достоверности и воспроизводимости этих самых проб. Связано это с тем, что:

1. Адаптированы они для дуплексного/триплексного метода весьма условно и могут расцениваться только как скрининговая (предварительная) методика для отбора пациентов на контрастную ангиографию позвоночных артерий, которая и ставит точку в вопросе «есть значимая компрессия позвоночной артерии в 3-м сегменте или ее нет».
2. Более точные результаты можно получить с помощью двустороннего мониторинга на аппарате ультразвуковой допплерографии. Но поскольку область применения этой аппаратуры сегодня чрезвычайно узка, то аппаратов этих в поликлиническом звене просто нет. Да они и не нужны.
Поэтому лежа или сидя – неважно, хоть стоя на голове. Главное – понимание специалиста кому, когда и главное – зачем.

Изображение от Freepik

— Невозможно усадить за уроки. Сил моих больше нет!
— Илюша у нас разве что по потолку не бегает. А спать уложить вообще невозможно!
— Учитель постоянно делает Тёме замечания. Вечно он мешает другим детям!
— У Веры столько глупых ошибок в тетрадках!
— Артём, не бери! Это чужое! Сколько можно объяснять?! Вот видите, доктор, у нас всегда так.

Дети будто исчерпывают до предела терпение окружающих. А ответственные родители при этом винят себя: «Мы не смогли его научить!», злятся на ребенка: «Ежедневно объясняем, но никакого толка!», тревожатся о его будущем: «Как же он сможет поладить с людьми?» и ищут объяснение происходящему. Зачастую даже сами ставят диагноз — синдром дефицита внимания с гиперактивностью (СДВГ).
В чём же кроются причины синдрома? Синдром относится к минимальным мозговым дисфункциям. Из названия понятно, что он не угрожает жизни ребёнка, но может влиять на его успешность. Невысокие показатели учебной деятельности связаны с невнимательностью, неусидчивостью, импульсивностью. Процессы возбуждения в коре головного мозга будто берут верх над процессами торможения, генерируя непродуктивную активность. И ребёнок даже при наличии желания управлять собой, не способен это сделать.
Многие родители задаются вопросом: надо ли что-то делать в такой ситуации или ребенок «перерастёт»? Ведь он умный и способный! Мнение врачей – часть детей действительно «перерастает», но слишком уж высока цена риска. К подростковому периоду можно столкнуться с асоциальным поведением: алкоголь, наркотики, воровство, хулиганство. И высоко развитый интеллект ребёнка при этом, увы, не поможет справиться с проблемой.
Важно системно работать над развитием функций контроля. В коррекции СДВГ принимает участие команда специалистов. Коррекционный маршрут строится индивидуально по итогам диагностики. Мы поможем ребенку вырасти успешным и социально адаптированным человеком. Обращайтесь!
Скорочтение и мнемотехники: будет ли польза?
«Ваш ребёнок будет читать по 200 слов в минуту! — обещают центры скорочтения, — Ведь от этого у первоклашки будут зависеть успехи в учёбе». Так ли это на самом деле?
Порассуждаем вместе с нейропсихологом Анной Дмитриевной Лисович: «Когда к нам в Центр приходит ребенок 6-8 лет, который выглядит уставшим и не хочет учиться, в 80% случаев это малыш, который уже знаком со скорочтением и ментальной арифметикой. Родители при этом недоумевают: ребенку ничего не интересно, он ленив. Видим, что с детства малыш был загружен не полезной для него активностью – постигал «науки». Да, конечно, все проходило в игровой форме и других детей рядом было много, но… ему не хотелось делать то, что делали другие. А вот когда «полезных занятий» не было, ребенок с удовольствием гулял, с интересом возился дома с игрушками, помогал маме на кухне и просто обожал играть в прятки, щекоталки, прыгалки. Еще он очень любил, когда мама читала сказки, вот и приняли решение пораньше обучить чтению.
Мир ускоряется, и нас, родителей, это тревожит. В погоне за скоростью и объемами мы теряем качество понимания, осознания, проживания. За словом уже не стоит образ, который наполняет нас ощущениями, чувственным восприятием мира. Именно это и порождает скуку от жизни в «пресном» мире абстракций. Нам кажется, что мы учим ребенка выживать в «суровой реальности», но на самом деле, мы создаем эту реальность своими тревогами! В начальной школе начинается освоение правил грамматики. Для их понимания и успешного применения ребенку важно уметь видеть, слышать и воспринимать не только слово целиком, но и отдельные звуки и буквы, уметь делить слово на слоги. Слышать ударение и уметь интонировать предложение, выделяя его начало и конец, понимая мысль, которая кроется в предложении. Понимание дает толчок для развития мышления и умения выражать свои мысли внятно, четко, убедительно. И речь как реченька течет, звучит, переливается!
Дорогие родители, не подгоняйте своих детей! Дайте им шанс на детство, наполненное физической активностью и эмоциями от живого общения с вами, природой, другими людьми. Именно это поможет им успешно учиться. А скорость чтения здесь не при чем».

Изображение от Freepik

В последнее десятилетие стало модным развивать детишек буквально с пеленок. С 1.5-2-х лет мамочки бегут со своими чадами в «развивашки». Да еще друг друга подогревают: «Как, вам уже 3 года, а вы нигде не занимаетесь?». И ведь тут поневоле задумаешься — раз все бегут, то и мне, наверное, надо? А то мой будет отставать от продвинутых сверстников!
Давайте разбираться, кому это надо — мамочке, которая устала сидеть дома с малышом и хочет выйти в свет, а, может, хоть на полтора-два часа препоручить его заботам другого человека или ребенку, которого спешат социализировать или гения из него вырастить? Детское развитие подчинено определенным законам. Возьмем пример закона физиологического — младенец сначала учится держать головку и лишь после этого обучается сидеть, ползать, ходить. Станем ли мы его учить ходить, пока он еще головку не удерживает? Очевидно, нет.

Существуют и законы психологического развития ребенка. С ними уже не так очевидно, как с физиологией. Поэтому в нашей практике мы зачастую сталкиваемся с детками, которые в 3-4 года не используют речь для общения, но при этом считают и читают отдельные слова. В таком случае всегда возникает вопрос — а зачем вы малыша в 3 года учите считать и читать? Ведь знаки и символы (а цифры и буквы — именно они) для ребенка пока совсем непонятная и, соответственно, неполезная часть жизни. Нет, медведя в цирке тоже учат танцевать, но вы ведь не хотите вырастить дрессированную зверюшку? Тогда зачем провоцировать перекосы в развитии личности ребенка? Обратимся к этапам детского развития. Опустим младенцев от 0 до года — их, слава Богу, в «развивашки» не водят.

Рассмотрим возраст от 1 до 3 лет, его принято называть ранним. То, насколько успешно пройдет ребенок этот возраст, во многом определит его дальнейшее развитие на долгие годы! Ведь за короткие 2 года малыш овладеет речью, наберется сенсорного опыта и осознает себя самостоятельным человеком. И завершится этот этап развитым чувством автономии («Я сам!»), либо чувством стыда/сомнения в себе и своих действиях. Что бы вы предпочли? Если вы за здоровое развитие личности малыша, то давайте рассмотрим разные аспекты развития в этом возрасте. В физическом плане у детишек от 1 до 2 лет происходят колоссальные изменения, при этом отмечается низкий предел работоспособности нервных клеток коры головного мозга, что приводит к быстрому утомлению ребёнка. С 2 до 3 лет значительно повышается работоспособность нервной системы, однако повышенная возбудимость подкорковых отделов приводит к тому, что все реакции ребенка сопровождаются сильными эмоциями. Нужна ли ему компания шумных детишек и мамочек в развивающем Центре с необходимостью высидеть отведенное время занятия? Может ли малыш осознать утомление или перевозбуждение нервной системы и сказать вам об этом? Конечно, нет.

Социальная ситуация развития в раннем возрасте такова: в сотрудничестве со взрослым происходит усвоение общественно выработанных способов действий с предметами. Ну а поскольку ребенок еще активно овладевает речью, то роль мамы в этом процессе никогда не сравнится ни с каким педагогом в «развивашке». Ложка, кружка, суп, картошка, стол, трава, червяк и т.д. Все, что окружает ребенка, имеет форму, фактуру, цвет. Всеми предметами нужно определенным образом манипулировать. И этому мы учим своих детей в быту, а не в условиях развивающего Центра! И, конечно, не рассматривая предметы на картинках. Речь о реальных предметах, а не их «заменителях».

Теперь обратимся к общению ребенка в раннем возрасте. Ключевой фигурой для малыша является значимый взрослый. Т.е. тот, кого он воспринимает как близкого человека. Малышу важна оценка его успехов и поддержка в случае неуспеха, повторюсь — значимого взрослого. Может ли быть таким взрослым педагог из «развивашки»? Я с тоской слушаю комментарии мамочек о том, как их малыш «няню слушает больше, чем меня» или «со мной заниматься совсем не хочет, а вот в «развивашке» все делает». В этом случае нужно пристально исследовать систему взаимоотношений мамы и ребенка и сразу «починить» то, что «сломалось», а не перепоручать малыша чужой тете. Пройдет еще совсем немного времени и он, взяв свое, сможет спокойно и с радостью отдалиться от мамы, чтобы остаться с ней в близости навсегда!

В эмоционально-личностном плане к 2-3 годам формируется устойчивый тип привязанности, который поможет малышу переживать разлуку с мамой. Ведь ему предстоит пойти в детский сад, а потом и в школу. Поможем ли мы ему тем, что будем раньше срока приводить в чужое место и оставлять одного с чужими людьми? Конечно, нет. Всему свое время!
Подведем итоги вышесказанного — никакая специальная «развивашка» малышу до 3-х лет не нужна. Мамочки, помогите деткам дозреть, поберегите их нервную систему, дайте возможность побыть с вами. Научите пить из чашки, есть ложкой и, конечно, если до сих пор не сняли подгузник, сделайте это прямо сейчас и больше его не надевайте! Говорите с малышом, гуляйте, а пока готовите, дайте погрызть морковь и лизнуть лимон. Включите музыку и потанцуйте. Расскажите про Колобка и Сороку-Ворону. Выучите «Идет бычок качается» и «Мишка косолапый». Ходите и бегайте на прогулке по различным поверхностям, летом — обязательно босиком не только по песку, но и по траве, по земле, по камушкам. Играйте в мяч, рисуйте мелом на асфальте и палочкой на песке. Радуйтесь его успехам, поддерживайте в игре и все, чему он должен научиться, он научится. И обгонит всех сверстников, которые с 1.5 до 3 лет катали колбаски из пластилина в «развивашке».

В последнее время к нам все чаще обращаются взрослые пациенты с проявлениями в виде панических атак, в состоянии тревоги, депрессии. Жизнь на фоне новых вызовов усилила проявления наших базовых эмоциональных дисфункций. Нервная система оказалась неспособной «переварить» все происходящее вокруг и дала сбой. За помощью приходят люди от мастера спорта и капитана корабля до домохозяйки. Практически от всех звучит один вопрос: «Откуда у меня это? Почему со мной это случилось?» Далее, как правило, следует комментарий: «Никогда не думал(а), что не смогу справиться самостоятельно».

Клинический прием предполагает сбор данных истории жизни. Начинаем выяснять, а что предшествовало ситуации? Каковы особенности нервной системы пациента? Как правило, пациенты вспоминают рассказы их мам о сложной беременности, непростых родах или особенностях развития в детском возрасте. Многие говорят о специфических семейных ситуациях: алкоголизме одного из родителей, тревожности другого, частых конфликтах, детстве на фоне серьезной болезни родственника и т.д. Ещё в подростковом возрасте, многие наблюдались у врачей с диагнозом ВСД (вегетососудистая дистония). Это заболевание, которого нет в МКБ-10. Его, по сути, заменил диагноз соматоформной дисфункции вегетативной нервной системы. Это расстройство, при котором есть симптомы нарушения работы внутренних органов, но результаты всех анализов и исследований показывают, что человек соматически (телесно) здоров.
Разные люди, похожие истории, одинаковые симптомы. Мы видим схожие наследственные факторы, гипоксические повреждения ЦНС во время беременности и родов, усиленные эмоциональные реакции в детстве, возникающие на фоне слабой нервной системы. Дорогие взрослые, кто сейчас попал в такую ситуацию, конечно, лечатся, укрепляют свою нервную систему, т.к. откладывать это уже невозможно.
А если у вас есть дети – стоит обратить внимание на их состояние уже сейчас. Решенные в детстве вопросы со здоровьем помогают не иметь негативных последствий во взрослом возрасте Не ждите, когда «перерастет», проконсультируйтесь со специалистами!

«Ваш ребёнок будет читать 200 слов в минуту! — обещают центры скорочтения, — Ведь от этого у первоклашки будут зависеть успехи в учёбе». Так ли это на самом деле?

Порассуждаем вместе с нейропсихологом Анной Дмитриевной Лисович: «Когда к нам в Центр приходит ребенок 6-8 лет, который выглядит уставшим и не хочет учиться, в 80% случаев это малыш, который уже знаком со скорочтением и ментальной арифметикой. Родители при этом недоумевают: ребенку ничего не интересно, он ленив. Видим, что с детства малыш был загружен не полезной для него активностью – постигал «науки». Да, конечно, все проходило в игровой форме и других детей рядом было много, но… ему не хотелось делать то, что делали другие. А вот когда «полезных занятий» не было, ребенок с удовольствием гулял, с интересом возился дома с игрушками, помогал маме на кухне и просто обожал играть в прятки, щекоталки, прыгалки. Еще он очень любил, когда мама читала сказки, вот и приняли решение пораньше обучить чтению.

Мир ускоряется, и нас, родителей, это тревожит. В погоне за скоростью и объемами мы теряем качество понимания, осознания, проживания. За словом уже не стоит образ, который наполняет нас ощущениями, чувственным восприятием мира. Именно это и порождает скуку от жизни в «пресном» мире абстракций. Нам кажется, что мы учим ребенка выживать в «суровой реальности», но на самом деле, мы создаем эту реальность своими тревогами!
В начальной школе начинается освоение правил грамматики. Для их понимания и успешного применения ребенку важно уметь видеть, слышать и воспринимать не только слово целиком, но и отдельные звуки и буквы, уметь делить слово на слоги. Слышать ударение и уметь интонировать предложение, выделяя его начало и конец, понимая мысль, которая кроется в предложении. Понимание дает толчок для развития мышления и умения выражать свои мысли внятно, четко, убедительно. И речь как реченька течет, звучит, переливается!

Дорогие родители, не подгоняйте своих детей! Дайте им шанс на детство, наполненное физической активностью и эмоциями от живого общения с вами, природой, другими людьми. Именно это поможет им успешно учиться. А скорость чтения здесь не при чем».

Если вы самостоятельно приняли решение обследовать сосуды ног до посещения лечащего врача, чтобы сэкономить разного рода ресурсы, предлагаю небольшой алгоритм выбора исследования, так как к сосудам относятся и артерии, и вены. Фактически, исследование сосудов нижних конечностей — это два отдельных исследования, по каждому из которых дается отдельное заключение.

 

Итак, в каких случаях необходимо исследовать:

✅Вены планово:

  • Выступающие вены, «виноградные грозди» БЕЗ внезапно возникших болезненных уплотнений;
  • Тяжесть в ногах;
  • Симметричные или немного асимметричные отеки ног в середине или концу дня;
  • Ночные судороги в голенях;
  • Изменение цвета кожных покровов области голени и стопы на более темный;
  • Долго не заживающие ранки на голени и стопе;
  • Трофическая язва.

❗Вены СРОЧНО:

  • Внезапный односторонний (реже – двусторонний) отек одной из конечностей;
  • Внезапное появление плотного чувствительного тяжа, особенно с местным повышением температуры, по ходу подкожных вен.

✅Артерии планово:

  • Боли в ногах (чаще в икроножных мышцах) при ходьбе, когда приходится остановиться и переждать, чтобы боль утихла;
  • Высокие показатели холестерина крови;
  • Сахарный диабет со стажем от 3 лет;
  • Постоянно или периодически «ледяные» стопы;
  • Ночные судороги в голенях;

❗Артерии СРОЧНО:

  • Внезапно возникшая острая боль в одной из конечностей, сопровождающаяся «мраморным» побледнением кожи и похолоданием ноги.

Небольшая расшифровка определений: «Планово» — это в течение 4-6 недель, «срочно» — это СЕГОДНЯ, завтра может быть поздно.

«Везет же зеленым лягушкам, — рассуждает мальчик семи лет на приеме у нейропсихолога, и продолжает свою мысль – им в школу ходить не надо». С одной стороны, эта детская мысль непроизвольно вызывает улыбку, а с другой — заставляет задуматься. Отчего малышу так не хочется в школу? Что мешает ему получать удовольствие от процесса обучения или, хотя бы, сформировать эмоционально нейтральное отношение?

Начинаем разбираться в проблеме и видим, что ребенок не выносит длительного напряжения, связанного с учебной деятельностью: рабочую позу не удерживает, темп психической деятельности выдает неравномерный, внимание неустойчиво. Ну, конечно, как тут полюбишь учебу, когда тебе на уроках приходится все время прилагать усилия для того, чтобы сидеть, видеть, слышать? Лягушкам, действительно, проще – можно прыгать, плавать и нырять, когда захотелось.

Как же помочь ребенку? Мы рекомендовали нашему первоклашке пройти курс нейропсихологической коррекции, целями которой было формирование устойчивой нейродинамики, развитие регуляторной сферы и моторных функций. Ведь для того, чтобы научиться сидеть за столом, писать и читать, не «проваливаясь» в книжку или тетрадку «носом», важно и мышечный корсет сформировать, и координации «глаз – рука» и «ухо – рука» отточить.

Нейропсихолог провел курс коррекции продолжительностью 20 занятий по 60 минут. Во время занятий ребенок выполнял комплекс упражнений, которые пошагово помогли развить функции до получения состояния мышечной свободы и комфорта. Мальчик, который начал владеть собственным телом, стал спокойнее и получил возможность направить энергию на учебный процесс.

Так что такое нейрокоррекция? Это метод психологической помощи, который позволяет компенсировать дефицит высших психических функций, лежащих в основе любой деятельности.

Хотите понять, есть ли такой дефицит у Вашего ребенка? Понаблюдайте за ним, когда он играет во дворе, рисует, а если он уже готовится к школе или стал учеником – как он делает уроки. Замечаете, что ребенку трудно писать, читать, считать — приходите на диагностику к нейропсихологу. Мы поможем маленькому человеку адаптироваться к большой жизни!

ЭЭГ (электроэнцефалография) — исследование головного мозга, позволяющее оценить его функции через анализ биоэлектрической активности. Это исследование можно сравнить с ЭКГ, только электроды накладываются на голову.  Осуществляется процедура с помощью эргономичных шапочек со встроенными электродами, что максимально упрощает проведение исследования.

Стандартное исследование включает в себя проведение ряда функциональных проб. Выбор длительности и вида ЭЭГ осуществляет невролог, о чем обязательно пишет в направлении, чтобы пациенту не приходилось решать эти вопросы самостоятельно. Основные вопросы, на которые может дать ответ это исследование при проведении детям: соответствует ли картина ЭЭГ физическому возрасту ребенка и нет ли патологической биоэлектрической активности (в основном, эпилептической). У взрослого оценивать возрастные особенности ЭЭГ не актуально, поэтому оценивается только патологическая активность.

Очень важно, что современные разработки в области нейрофизиологии расширяют возможности ЭЭГ так называемым кросс-корреляционным анализом. Этот анализ актуален и очень информативен для ЭЭГ у детей. Он позволяет оценить функциональные связи важной теменно-затылочной зоны с другими отделами головного мозга. Этот анализ удобно реализуется в графической схеме, где наглядно можно увидеть дефицит связей с той или иной областью головного мозга.

Кросс-корреляционный анализ при ЭЭГ способен значительно повысить информативность исследования при любых причинах обращения ребенка к неврологу или психологу и помочь этим специалистам поставить диагноз более точно и уверенно.

Специалист нашего центра, постоянно обучающийся в Национальном медицинском исследовательском центре психиатрии и неврологии им. В.М. Бехтерева, к.м.н. Евгений Васильевич Суманов — единственный в Калининградской области, кто проводит такой анализ.